Switch to English version




Глава IV (часть 1/4)

CПОРНЫЕ ГРАНИЦЫ НА КАВКАЗЕ

Политика ООН и СБСЕ в Закавказье


ОЛИВЬЕ ПЭ и ЭРИК РЕМАКЛЬ

Глава IV-тая состоиться из 4 части (1, 2, 3, 4)

  1. Введение[1]
  2. Начиная с 1988 г. в Закавказье происходило два типа конфликтов. Первый можно описать как «конфликт борьбы за власть». Здесь конфликтующие стороны состоят из регулярной армии государства и одних или более неправительственных вооруженных сил того же государства. Последние стремятся не изменить международные границы, но скорее контролировать государственную власть. Такой «конфликт борьбы за власть» дважды имел место в Закавказье в последнее время: в Грузии между сторонниками и противниками первого избранного президента Звиада Гамсахурдиа (декабрь 1991 г. — конец 1993 г.) и в Азербайджане в ходе переворота против демократически избранного президента Эльчибея (июнь 1993 г.). Оба преемника смещенных президентов были бывшие коммунистические вожди: Эдуард Шеварднадзе и Гейдар Алиев.

    Второй тип конфликта, наблюдавшийся в Закавказье, можно охарактеризовать как «национально-освободительный конфликт». Замешанные в нем стороны — как и в первом случае — это регулярная армия государства и одна или более неправительственных армий этого государства, но — в отличие от первого рода конфликта — их цель заключается либо в сохранении, либо в изменении существующих государственных границ. Конфликты этого типа происходили в Нагорном Карабахе, Южной Осетии и Абхазии.

    Ниже мы рассмотрим различия в подходах ООН и СБСЕ к трем конфликтам, охарактеризованным выше как «национально-освободительные конфликты». Обе организации проявили активность в кризисах в Нагорном Карабахе и Абхазии, но при этом СБСЕ явно играло ведущую роль в первом случае, а ООН — во втором. Лишь СБСЕ было вовлечено в процесс разрешения конфликта в Южной Осетии. Политика основных мировых и региональных держав (США, некоторых стран — участниц Европейского Союза, Турции, Ирана и России) в трех этих конфликтах была различной. Политика России в районах, которые она называет «ближним зарубежьем», использование Содружества Независимых Государств (СНГ) в качестве инструмента региональной безопасности, отношение воюющих сторон к СБСЕ и ООН и удельный вес национальных интересов в этих международных организациях также будут учитываться.

    Вмешательство ООН и СБСЕ должно быть дифференцировано по типу проводимых мероприятий. Следует проводить различие между:

     — отсутствием действий;

     — «мягкими акциями» (особенно миссиями по сбору фактов и политическими заявлениями);

     — нормативными и оперативными акциями. К «нормативным акциям» относятся все резолюции, принятые Советом Безопасности ООН, которые не подразумевают проведения каких-либо конкретных мероприятий. Напротив, к «оперативным акциям» относятся все конкретные мероприятия ООН, проводимые по просьбе или по требованию Совета Безопасности[2].

    Такое четкое разграничение не может быть проведено в случае СБСЕ, поскольку эта организация не основывается на международном договоре и действует на базе «отдельных случаев». С другой стороны, универсальный статус ООН и региональный статус СБСЕ связаны с различными дипломатическими и институциональными традициями и со специфическим разделением труда. По этим причинам роль соответственно Организации Объединенных Наций и СБСЕ будет изображаться неодинаково. При анализе ООН будут обрисованы сходства и различия в том, как она подходит к вопросам урегулирования в Нагорном Карабахе и Абхазии, основанные на непосредственном сравнении обоих случаев. При анализе же СБСЕ внимание будет, напротив, сосредоточено на специфике каждой отдельной политики конфликтного урегулирования в Нагорном Карабахе, Абхазии и Южной Осетии.

    При анализе обеих международных организаций следует принимать во внимание и другие эксперименты по конфликтному урегулированию (такие, как, например, в бывшей Югославии). В заключение нашего анализа будут описаны пути сотрудничества между обеими организациями, что поможет создать типологию взаимосвязей ООН и региональных организаций.



    [1] Мы хотели бы поблагодарить следующих людей за их отзывы, предложения и конкретную помощь в предоставлении доступа к первичной документации: Никола Бардош-Фельтороньи, Вернера Боувенса, Марка де Схоутхеете де Терварента, Люка Гардьян-Фурмана, Бернарда Хоувена, Бахадира Калеагаси, посла Вилфрида Нартуса, Жан-Люка Онкеленкса, Бента Розентала, полковника Вилфрида Ван Хука и Гейнца Вечеру, а также редактора настоящей книги и других авторов.

    [2] Нормативные акции Совета Безопасности основываются либо на главе VI («Мирное урегулирование споров»), либо на главе VII («Действия, касающиеся угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии») Устава. Оперативные акции основаны только на главе VII.


Continue or go back to the contents page.

Contested Borders in the Caucasus, by Bruno Coppieters (ed.)
© 1996, VUB University Press