Switch to English version




Глава IV (часть 2/4)

CПОРНЫЕ ГРАНИЦЫ НА КАВКАЗЕ

Политика ООН и СБСЕ в Закавказье


ОЛИВЬЕ ПЭ и ЭРИК РЕМАКЛЬ

Глава IV-тая состоиться из 4 части (1, 2, 3, 4)

  1. Организация Объединенных Наций
    1. Отсутствие действий

      1. Отсутствие действий в «конфликтах борьбы за власть»

        Организация Объединенных Наций не обращала внимания на так называемые «конфликты борьбы за власть», т. е. государственные перевороты против избранных президентов Гамсахурдиа в Грузии и Эльчибея в Азербайджане. Для этого невнимания можно выдвинуть различные объяснения. Первое состоит в том, что эти перевороты воспринимались как чисто внутренние дела, в которые, согласно традиционно ограничительной интерпретации параграфа 7 статьи 2 Устава ООН (принцип невмешательства во внутренние дела), ООН не призвана предпринимать какие-либо действия. Согласно второй интерпретации, великие державы и международное сообщество просто были не заинтересованы вмешиваться. Ничто в Уставе ООН не запрещает Совету Безопасности характеризовать внутренний конфликт как угрозу международному миру и безопасности — как было сделано, например, в случае Сомали, Гаити и Руанды — и действовать в этих ситуациях на основе главы VII (принудительные меры). В отличие от свержения президента Гаити Аристида, перевороты против Гамсахурдиа и Эльчибея были просто приемлемы для великих держав, и особенно для России.

      2. Отсутствие действий в национально-освободительных конфликтах

        ООН не прибегала к вмешательству на первых стадиях трех национально-освободительных конфликтов в Закавказье: они начались еще до распада СССР, поэтому возобладал принцип невмешательства во внутренние дела. В конце 1991 г. распад СССР предоставил ООН реальную возможность для действий в Закавказье. И все — таки она медлила со вмешательством и на следующих стадиях конфликтов. Это можно было объяснить различными факторами:

        1. Рост вовлеченности ООН в другие внутренние конфликты затрагивал в основном более старые региональные споры, истоки которых уходят в противостояние Восток-Запад, и эта вовлеченность заключалось лишь в поддержании мира, направленном на упрочение мирного соглашения (Ангола, Сальвадор, Камбоджа);
        2. Финансовые ограничения помешали ООН внести свою лепту в ликвидацию всех очагов нестабильности в мировом масштабе (Судан, Шри Ланка, Либерия, Мьянма). Югославия считалась западноевропейскими государствами — и в меньшей степени исламскими странами — приоритетной задачей ООН. Значительная часть бюджета безопасности ООН ассигновалась на урегулирование этого конфликта, что сокращало финансовую базу для международного вмешательства в других частях мира;
        3. СБСЕ стремилось играть первостепенную роль в разрешении региональных конфликтов в соответствии с Главой VIII Устава ООН[3].

        В конкретном случае Южной Осетии благодаря двустороннему соглашению между Россией и Грузией, подписанному в июне 1992 г. Ельциным и Шеварднадзе, удалось заморозить, хотя и не разрешить конфликт. Южная Осетия уже не была чрезвычайным случаем для ООН, когда Грузия стала полным членом этой всемирной организации 31 июля 1992 г. Так как СБСЕ уже занималось осетинским конфликтом, ООН не сочла возможным вмешаться самой.

    2. Мягкие акции

      1. Миссии по сбору фактов

        Миссии по сбору фактов составляют ключевой элемент новой превентивной дипломатии генерального секретаря ООН[4]. Их цель состоит в накоплении подробной информации о ситуации и в том, чтобы продемонстрировать озабоченность международного сообщества. По Уставу ООН, инициативой проведения миссии по сбору фактов принадлежит Совету Безопасности (ст. 34), но генеральный секретарь (ст. 99) и Генеральная Ассамблея (ст. 11) также имеют право предпринимать подобные миссии, исходя из своих общих полномочий.

        Не все национально-освободительныe конфликты в бывшем Советском Союзе привлекают внимание генерального секретаря или Совета Безопасности. Последним приходится сосредоточивать внимание на ограниченном числе конфликтов, которые они желают исследовать. Трудно все же определить точные критерии, которыми пользуются органы ООН для того, чтобы остановить свой выбор на том, а не ином конфликте. Первые информационные миссии в Нагорный Карабах были направлены по инициативе самого генерального секретаря[5], а доклады о положении в Абхазии составлялись по просьбе Совета Безопасности[6].

        Первая группа по сбору фактов прибыла в Нагорный Карабах в марте 1992 г., после армянского наступления. Сайрус Вэнс, бывший государственный секретарь США, был избран главой миссии благодаря его достижениям в бывшей Югославии. Он только что убедил враждующие стороны в Хорватии соблюдать прекращение огня и допустить проведение миссии ООН по поддержанию мира. Его миссия в Закавказье также включала в себя поддержку посреднических усилий СБСЕ, предпринимавшихся Иржи Динстбиром. Другие аналогичные миссии прибыли соответственно в мае и октябре 1992 г.[7] В июле 1992 г. миссия по сбору фактов менее обычного рода была уполномочена проверить утверждения азербайджанцев об использовании армянами химического оружия[8].

        В апреле 1993 г., после армянского наступления на Кельбаджарский район и город Физули, генеральный секретарь, действуя по просьбе Совета Безопасности[9], обратился с просьбой к главным представителям новых временных управлений ООН в Армении и Азербайджане удостоверить реальность на месте. Доклад генерального секретаря о положении в Нагорном Карабахе был сделан на базе этой инициативы[10].

        Первая миссия по сбору фактов прибыла в Абхазию в сентябре 1992 г., через месяц после начала войны. Вторая миссия прибыла в октябре 1992 г.[11] В ноябре 1992 г. в Тбилиси было открыто временное управление ООН для демонстрации присутствия ООН, поддержания контактов между сторонами и направления отчетов о ситуации в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке[12]. В мае 1993 г., когда бои усилились, генеральный секретарь направил посла Швейцарии Эдуарда Бруннера своим «специальным эмиссаром» в Грузию. Этот человек ранее заведовал подобной же миссией на Ближнем Востоке. Хотя его миссия в Грузию также носила характер сбора данных, он договорился как о всестороннем политическом урегулировании конфликта, так и о концепции операции по поддержанию мира аналогично тому, как это сделал Сайрус Вэнс в Хорватии осенью 1991 г.[13]

      2. Политические заявления

        Совет Безопасности может либо делать политические заявления, либо принимать правовые резолюции. Первые представляют собой юридически необязывающие тексты, демонстрирующие озабоченность Совета Безопасности развитием событий. Они могут включать в себя политические предложения, направленные на разрядку кризиса.

        В мае 1992 г., через два месяца после первого заявления СБСЕ, на фоне нападения армян на Лачинский коридор, связывающий Нагорный Карабах с Арменией, было выпущено заявление Совета Безопасности по Нагорному Карабаху[14]. Члены Совета Безопасности выразили свою «серьезную озабоченность» в связи с ухудшением положения в Нагорном Карабахе и нарушениями соглашений о прекращении огня. Они также высказали поддержку мирному процессу СБСЕ. В январе 1993 г. в результате азербайджанской блокады Армении Совет Безопасности ООН выразил озабоченность опустошительными последствиями прекращения поставок предметов первой необходимости в Армению и Нахичевань[15].

        В апреле 1993 г., после новой вспышки военных действий в Кельбаджаре и Физули (азербайджанские города, расположенные за пределами Нагорного Карабаха), Совет Безопасности обратился с просьбой к генеральному секретарю сделать доклад о ситуации[16]. Согласно этому докладу, опубликованному неделю спустя, «усиление боев в Нагорном Карабахе и вокруг него, особенно последние нападения на Кельбаджарский и Физулинский районы Азербайджана, [создают] серьезную угрозу для сохранения международного мира и безопасности во всем закавказском регионе»[17]. Через две недели Совет Безопасности принял свою первую резолюцию по данному конфликту (см. ниже).

        В отношении Абхазии Совет Безопасности опубликовал три заявления (сентябрь и октябрь 1992 г.; январь 1993 г.) с призывом к соблюдению Московского соглашения о прекращении огня от 3 сентября 1992 г., и четвертое (июль 1993 г.) с призывом к соблюдению соглашения о прекращении огня от 14 мая 1993 г.[18]

    3. Нормативные акции

      1. Оценка ситуации

        В своей первой резолюции по Нагорному Карабаху (апрель 1993 г.) Совет Безопасности заявил, что ситуация там продолжала «создавать угрозу миру и безопасности в регионе»[19]. Оценка ситуации в Абхазии как «угрозы миру и международной безопасности» не фигурировала в первой резолюции Совета Безопасности, но появилась в третьей, принятой в октябре 1993 г., после первых нарушений Сочинского соглашения от 27 июля 1993 г.[20]

      2. Подтверждение принципов международного права

        Резолюции Совета Безопасности ссылаются на принципы международного права, которыми следует руководствоваться при любом решении конфликта, такие как принципы суверенитета и территориальной целостности, которые были еще раз подтверждены и для Грузии, и для Азербайджана[21]. Резолюции по Нагорному Карабаху содержат, однако, два элемента, которые отсутствуют в резолюциях по Абхазии:

        1. После предложения, касающегося подтверждения суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики, была добавлена следующая фраза: «и всех других государств региона»;
        2. Утверждение принципов нерушимости международных границ и недопустимости применения силы для приобретения территории — оба из которых могут быть выведены из двух вышеуказанных принципов[22]. Эти отличия — которые, вероятно, были политически мотивированы, — не имели юридических последствий для утверждения суверенитета и территориальной целостности Азербайджана или Грузии[23]. В обоих случаях эти принципы международного права предписывают, что любое разрешение текущих споров и любое территориальное изменение должны быть свободно признаны законными представителями этих стран. Следовательно, ни Нагорный Карабах, ни Абхазия не могут быть признаны независимыми государствами без согласия соответственно азербайджанских и грузинских властей.

      3. Осуждения

        Совет Безопасности осудил ряд конкретных событий, имевших место в Нагорном Карабахе и в Грузии. Во-первых, Совет осудил нарушения соглашений о прекращении огня[24]. Только захват Кельбаджара и Зангелана, оба из которых расположены за пределами Нагорного Карабаха, на азербайджанской территории, были недвусмысленно осуждены Советом Безопасности[25], тогда как ни один абхазский город в резолюциях Совета упомянут не был.

        Попытки изменить демографический состав Абхазии, в том числе путем заселения ее ранее не проживавшими там людьми, также подверглись осуждению[26]. Аналогичного осуждения по Нагорному Карабаху не существовало[27]. Совет Безопасности выразил лишь «свою серьезную озабоченность в связи с перемещением большого числа гражданских лиц в Азербайджанской Республике»[28]. В отличие от этого, Совет признал «право всех беженцев и перемещенных лиц, пострадавших от конфликта [в Абхазии] без предварительных условий вернуться в свои дома в безопасных условиях»[29]. В абхазском случае Совет ясно отверг любое решение, основанное на результатах так называемой этнической чистки.

        Совет Безопасности не только осудил одни события, но не осуждал другие: помимо этого некоторые действия были без обиняков отнесены на счет лишь той или иной воюющей стороны[30]. Однако лишь действия абхазской стороны подверглись четкому осуждению[31]. Отсутствие подобной ссылки на армянскую сторону в резолюциях по Нагорному Карабаху, вероятно, является результатом отсутствия политического консенсуса в Совете Безопасности. Совет тем не менее потребовал «немедленного, полного и безусловного вывода оккупационных сил из района Агдама и со всех других недавно оккупированных территорий Азербайджанской Республики»[32].

      4. Просьбы и требования, адресованные воюющим сторонам

        Совет Безопасности может направлять государствам — членам ООН либо юридически необязывающие просьбы, либо юридически обязывающие требования. Только требования представляют собой правовые обязательства к государствам-членам. Ряд просьб и требований, сформулированных Советом Безопасности относительно Закавказья, заключался в обращенном к сторонам призыве соблюдать вышеупомянутые принципы международного права или прекратить действия, осужденные Советом Безопасности.

        Просьбы и требования, касавшиеся применения силы воюющими сторонами, были более оригинальными. В них Совет Безопасности:

        • потребовал, чтобы все стороны конфликта в Абхазии воздерживались от применения силы[33];
        • потребовал немедленного приостановления всех враждебных актов в целях достижения прочного прекращения огня в Нагорном Карабахе[34];
        • настоятельно призвал заинтересованные стороны воздержаться от любых действий, которые могли бы затруднить мирное урегулирование конфликта[35].

        Хотя никакие правовые положения не мешают государствам применять силу во внутренних делах (принцип неприменения силы действует только в международных отношениях)[36], когда представители государства подписывают международное соглашение о прекращении огня, правительственные силы должны отказаться от применения оружия. Поэтому просьбы и требования Совета были адресованы всем воюющим фракциям, включая правительственные. Еще одна просьба Совета Безопасности касалась беспрепятственного поступления международной гуманитарной помощи в районы конфликтов[37]. В последние годы Совет Безопасности все чаще выражал эту просьбу, начиная со знаменитой резолюции 688 по поводу репрессий в Ираке (апрель 1991)[38].

      5. Просьбы и требования, адресованные невоюющим сторонам

        Выражение «воюющие стороны» применяется здесь в его узком смысле и относится исключительно к сторонам, которые публично признали свою вовлеченность в войну. Следовательно, другие стороны — даже если их подозревают или обвиняют в активном участии в конфликтах[39] — считаются по этому определению «невоюющими сторонами».

        Как же реагировал Совет Безопасности на эти случаи, когда, судя по сообщениям, имело место иностранное военное вмешательство? Что касается Абхазии, то в единственной резолюции, в которой упоминались соседние государства, содержалась просьба ко всем государствам не оказывать абхазской стороне помощи ни в каких формах, за исключением гуманитарной помощи, ни со своей территории, ни со стороны лиц, находящихся под своей юрисдикцией[40]. Хотя резолюция была составлена в общих выражениях, с тем чтобы на нее не было наложено вето со стороны России, было ясно, что она могла относиться только к России, которая держала войска в Абхазии и, казалось, не предпринимала больших усилий, чтобы помешать боевикам с Северного Кавказа придти на помощь абхазским сепаратистам[41].

        Правда, Совет Безопасности принял аналогичные общие заявления относительно участия Армении в войне в Нагорном Карабахе, призвав все государства в регионе воздержаться от любых враждебных актов и от любого вмешательства или интервенции[42]. Но в июле 1993 г. Совет недвусмысленно призвал «правительство Республики Армении продолжать оказывать свое влияние по достижению соблюдения армянами Нагорно-Карабахской области Азербайджанской Республики [резолюций СБ ООН и] признания этой стороной предложений Минской группы СБСЕ»[43]. Совет повторил эту просьбу в ноябре 1993 г., добавив, что правительство Армении должно обеспечить, чтобы «силы, о которых идет речь», не получили средств для расширения своей военной кампании[44].

        Можно провести параллель между тем, как Совет Безопасности реагировал на помошь, которую получали армяне из Нагорного Карабаха от Армении, и тем, как он реагировал на помошь, которую получали боснийские сербы или боснийские хорваты от своих метрополий. В отличие от резолюций по бывшей Югославии, в резолюциях Совета Безопасности по Нагорному Карабаху не упоминалось о незаконном вмешательстве Армении во внутренние дела Азербайджана[45]. Решения о санкциях против Армении не принималось[46]. Не было даже простой просьбы к ней вывести свои войска из Азербайджана, в отличие от боснийского случая, где такие призывы к Хорватии были сделаны[47].

      6. Поддержка других мирных инициатив

        Начиная с 1991 г., в своих резолюциях Совет Безопасности все чаще упоминал о мирных усилиях отдельных государств или региональных организаций[48], подчеркивая ценность усилий, предпринятых в сотрудничестве с ООН или по ее инициативе. Советом Безопасности в данной связи были названы только миротворческие усилия СБСЕ и России в Закавказье. Посреднические попытки других государств, таких, как Иран, Турция и Казахстан, были проигнорированы.

        Относительно Абхазии Совет приветствовал продолжающееся сотрудничество между ООН и СБСЕ[49], но также и российские мирные усилия. В частности, Совет:

        • представил Российскую Федерацию как помощника мирных усилий ООН[50],
        • приветствовал намеченное размещение в регионе совместных групп наблюдателей в составе грузинских, абхазских и российских частей в целях упрочения прекращения огня от 27 июля 1993 г.[51],
        • приветствовал готовность Российской Федерации содействовать сторонам в принятии всех мер, необходимых для обеспечения безопасности персонала миссии ООН в Грузии[52].

        Относительно Нагорного Карабаха Совет Безопасности постоянно поддерживал усилия СБСЕ (см. ниже)[53], но одобрил также и посреднические усилия России, предпринимавшиеся в поддержку Минской группы СБСЕ[54].

    4. Оперативные акции

      1. Гуманитарные меры

        Деятельность ООН и ее специализированных агентств (Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, Детского и образовательного фонда ООН (ЮНИСЕФ), Всемирной организации здравоохранения) имела особо важное значение в гуманитарной области[55]. В дополнение к проводке гуманитарной помощи на местах Департамент ООН по гуманитарным вопросам созывал международные встречи доноров[56]. Но вооруженного гуманитарного вмешательства предпринято не было, хотя чрезвычайная ситуация на Кавказе не могла рассматриваться как сколько-нибудь лучшая, чем, например, в Боснии[57].

      2. Дипломатические меры

        Ни по Нагорному Карабаху, ни по Абхазии Совет Безопасности не принимал решения о применении дипломатических санкций к какой-либо из воюющих сторон. Не было рекомендаций сократить консульские или другие дипломатические миссии — как было сделано в 1992 г. против Ливии[58] — или отказать в приеме новых независимых государств в ООН, как было сделано в том же году применительно к «новой Югославии»[59]. Вопреки статье 4 Устава ООН, которая гласит, например, что «членство в Организации Объединенных Наций открыто для всех миролюбивых государств», и Армения, и Азербайджан стали членами ООН 2 марта 1992 г., в обстановке открытой войны в Нагорном Карабахе[60]. Грузия, со своей стороны, была принята в ООН 31 июля 1992 г., в условиях неразрешенной гражданской войны[61].

      3.  Экономические меры

        До иракского вторжения в Кувейт экономические санкции применялись редко[62], но все чаще стали использоваться с тех пор. Экономическим санкциям ООН подвергались не только государства (Ирак, Ливия, Сербия и Гаити)[63], но и неправительственные группы («красные кхмеры» в Камбодже и УНИТА в Анголе)[64]. Такие санкции также использовались на Кавказе, но по-разному в Абхазии и Нагорном Карабахе.

        Совет Безопасности обратился с просьбой ко всем государствам не оказывать ни в каких формах помощи Абхазии и, в частности, воздержаться от поставки туда любых видов оружия и боеприпасов как со своей территории, так и со стороны лиц, находящихся под своей юрисдикцией[65]. Это эмбарго, направленное исключительно против абхазской стороны, было полным: от этой меры освобождалась только гуманитарная помощь, что можно сравнить с мерами, принятыми против Ирака и Сербии.

        Что касается Нагорного Карабаха, то Совет Безопасности настоятельно призвал международное сообщество воздержаться от поставки туда оружия и боеприпасов, которые могли бы привести к интенсификации конфликта или к дальнейшей оккупации территории[66]. В отличие от резолюций по Абхазии, это эмбарго было сформулировано в общих выражениях и касалось только оружия и боеприпасов. Более того, Совет Безопасности не наложил полного запрета на поставки вооружений, но лишь на оружие, которое могло бы привести к интенсификации конфликта или к дальнейшей оккупации территории. В этой просьбе не уточнялось, какие стороны конфликта являлись ее объектом (только воюющие стороны или также Армения?). Такая интерпретация была оставлена на политическое усмотрение каждого государства, как это было в 60 — е гг. с двусмысленной формулировкой эмбарго на вооружения, введенного против Португалии за ведение ею колониальной политики[67].

        Другая проблема с рекомендацией Совета Безопасности касалась совместимости между общим эмбарго на вооружения, введенным по отношению к Нагорному Карабаху, и «естественным правом на самозащиту», которое сохраняется за каждым государством «до тех пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности» (ст. 51 Устава ООН). До тех пор, пока Армения принимает военное (хотя и неофициальное) участие в национально-освободительном конфликте в Нагорном Карабахе, Азербайджан имеет право обращаться за любой иностранной военной помощью, необходимой для отражения нападения извне, если только не будет сочтено, что Совет Безопасности принял эффективные «меры, необходимые для поддержания международного мира и безопасности». Примерно так же стоит вопрос и для боснийцев, которые подвергаются незаконной интервенции со стороны Сербии и в отношении которых действует введенное ООН эмбарго на поставку вооружений.

        В отличие от бывшей Югославии, ни в Абхазии, ни в Нагорном Карабахе эмбарго не сопровождались мерами принуждения или миссиями по содействию санкциям[68]. Ни в том, ни в другом случае даже не был образован Комитет по санкциям (ответственный за наблюдение за выполнением санкций)[69].

      4. Военные меры

        Предложение о проведении операции по поддержанию мира в Абхазии обсуждалось, но так и не было проведено в жизнь ООН. По просьбе нового главы грузинского государства Эдуарда Шеварднадзе генеральный секретарь ООН предложил немедленно разместить 50 военных наблюдателей за соблюдением соглашения о прекращении огня от 3 сентября 1992 г. и выполнением долгосрочного плана всестороннего мирного урегулирования.

        Мирное предложение включало следующие элементы:

        • осуществление мер по более прочному прекращению огня, при необходимости под международным контролем;
        • переговоры под эгидой ООН;
        • поддержка соседними государствами, и в особенности Россией, вышеперечисленных мероприятий[70].


        Направление первой группы из десяти военных наблюдателей и создание миссии наблюдателей ООН в Грузии (УНОМиГ) были одобрены Советом Безопасности в августе 1993 г.[71] Первоначально только Грузия согласилась с трехэтапным подходом генерального секретаря ООН. Абхазская сторона высказала оговорки по поводу операции по поддержанию мира, тогда как Россия не поддержала идею международной мирной конференции[72].

        Возможности проведения миссии ООН резко изменились после нарушения Сочинского соглашения в сентябре 1993 г. УНОМиГ был немедленно сокращен до всего лишь пяти человек[73]. Генеральный секретарь предложил сделать выбор между миссией по поддержанию мира ООН либо российской. Первый вариант, казалось, пользовался ООНовской поддержкой до весны 1994 г. Согласно этому варианту[74], в операции ООН был бы задействован крупный контингент российских солдат (не превышающий одной трети общего состава ее участников)[75] и она имела бы следующие принципы:

        • размещение сил по поддержанию мира во всей Абхазии, а не в «буферной зоне» между Абхазией и остальной частью Грузии[76];
        • сильная гражданская полиция ООН должна была помочь местной полиции поддерживать общественный порядок на всей абхазской территории;
        • возвращение перемещенных лиц и беженцев в Абхазию;
        • уважение территориальной целостности Грузии наряду с широкой политической автономией Абхазии.

        Этот мирный план был принят Грузией, но вызвал некоторые возражения со стороны Абхазии[77]:

        1. По вопросу размещения: абхазы отстаивали идею буферной зоны вдоль нынешней линии фронта по реке Ингури;
        2. Относительно присутствия неворуженной ооновской полиции: абхазы желали сами поддерживать порядок на «своей» территории;
        3. По поводу территориальной целостности Грузии: абхазы желали полной независимости.

        Вариант российского контингента по поддержанию мира был сформулирован в более общих терминах (без ясного упоминания о России) в резолюции Совета Безопасности в январе 1994 г.[78] В ней было указано на возможность создания многонационального контингента, который не будет поставлен под командование ООН, но операции которого будут проходить под наблюдением УНОМиГ[79]. Соглашение, подписанное каждой из воюющих сторон 14 мая 1994 г. под эгидой России[80], давало необходимую правовую основу для размещения частей СНГ под российским командованием. Ввиду согласия грузинских властей военное присутствие СНГ в Абхазии должно было считаться элементом обычных отношений сотрудничества между двумя суверенными государствами — Россией и Грузией. Поскольку это не была незаконная интервенция, данная операция не требовала какого-либо официального признания со стороны Совета Безопасности.

        Майское соглашение 1994 г. выявило некоторое разделение труда между ООН и Россией. Это событие может рассматриваться как результат неспособности ООН урегулировать конфликт традиционными методами, а также как следствие российского подхода к «ближнему зарубежью». Ниже мы увидим, как аналогичное разделение труда между Россией и СБСЕ явилось следствием неудачи инициатив СБСЕ в Нагорном Карабахе.


      [3] Это стремление было официально заявлено на встрече в верхах СБСЕ в Хельсинки в июле 1992 г. (Helsinki Summit Declaration. Promises and Problems of Change. Helsinki. 10 July 1992. Nos. 20 and 25).

      [4] См.: Boutros-Ghali Boutros. Agenda for Peace. New York. United Nations. 1992. Para. 25. Обзор миссий ООН по сбору фактов см. в работе: Dorn Walter. Keeping Watch for Peace: Fact-finding by the UN Secretary-General, Third Workshop on Verification of Arms Control. Geneva. 23 — 26 August 1993.

      [5] См.: Boutros-Ghali Boutros. Report on the Work of the Organization (Sept. 1991 — Sept. 1992), New York. United Nations. 1992. Para. 126.

      [6] См. Документы ООН S/24542 (10 сентября 1992) and S/24637 (8 октября 1992).

      [7] См.: Boutros-Ghali Boutros. Report on the Work of the Organization (Sept. 1992 — Sept. 1993). New York. United Nations. 1993. Para. 321.

      [8] См.: Boutros-Ghali Boutros. Report on the Work of the Organization (Sept. 1991 — Sept. 1992). Para. 126. Эксперты ООН не нашли никаких доказательств применения химического оружия армянами.

      [9] См.: Документ ООН S/25539 (6 апреля 1993).

      [10] См.: Документ ООН S/25600 (14 апреля 1993).

      [11] См.: Документ ООН S/24794 (10 нoября 1992).

      [12] См.: Boutros-Ghali Boutros. Report on the Work of the Organization (Sept. 1992 — Sept. 1993), Para. 334 и документ ООН S/25188 (28 января 1993), параграф 3.

      [13] В октябре 1993 г. генеральный секретарь направил миссию по правам человека в Грузию и Абхазию по просьбе главы грузинского государства Эдуарда Шеварднадзе. Миссия зафиксировала ряд нарушений прав человека обеими воюющими сторонами. См. отчет миссии, документ ООН S/26795 (17 ноября 1993).

      [14] Документ ООН, 12 мая 1992. Два предыдущих заявления касались приема Армении и Азербайджана в ООН. См. Документы ООН S/23496 (29 января 1992) и S/23597 (14 февраля 1992).

      [15] Документ ООН S/25199 (29 января 1993).

      [16] Документ ООН S/25539 (6 апреля 1993).

      [17] Документ ООН S/25600 (14 апреля 1993).

      [18] Документы ООН S/24542 (10 сентября 1992), S/24637 (8 октября 1992), S/25198 (29 января 1993) и S/26032 (2 июля 1993).

      [19] Резолюция СБ ООН 822 (30 апреля 1993), 5-я преамбула.

      [20] Резолюции СБ ООН 849 (8 июля 1993), 858 (24 августа 1993) и 876 (19 октября 1993).

      [21] По Нагорному Карабаху см.: Резолюции СБ ООН 822 (29 апреля 1993), 7-я преамбула; 853 (29 июля 1993), 8-я преамбула; 874 (14 октября 1993), 5-я преамбула; 884 (12 ноября 1993), 6-я преамбула. По Абхазии см.: Резолюция СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 1.

      [22] Резолюции СБ ООН 822 (29 января 1993), 8-я преамбула; 853 (29 июля 1993), 9-я преамбула; 874 (14 октября 1993), 6-я преамбула; 884 (12 ноября 1993), 7-я преамбула. Эти принципы, возможно, были сформулированы параллельно с заявлениями, сделанными СБСЕ.

      [23] Совет Безопасности утвердил тот же принцип применительно к боснийскому случаю; см.: Резолюция СБ ООН 770 (13 августа 1992), 4-я преамбула, и последующие, такие, как резолюция СБ ООН 820 (1993), преамбулы D и E.

      [24] Резолюции СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 2, и 884 (12 ноября 1993), параграф 1.

      [25] Резолюции СБ ООН 853 (29 июля 1993), параграф 1, и 884 (12 ноября 1993), параграф 1.

      [26] Резолюция СБ ООН 896 (31 января 1994), параграф 12.

      [27] По данным Верховного комиссара по делам беженцев, в январе 1994_г. было около 300 тыс. беженцев из Абхазии либо в Грузии (около 250 тыс.), либо в других странах (около 50 000): см. документ ООН S/1994/80 (25 января 1994), параграф 13. В своем ежегодном докладе от сентября 1993 (параграф 324) генеральный секретарь приводил цифру в 50 тыс. человек, перемещенных вследствие «недавних боев» в Нагорном Карабахе.

      [28] Резолюции СБ ООН 822 (29 апреля 1993), 6-я преамбула; 853 (29 июля 1993), 7-я преамбула; 874 (14 октября 1993), 7-я преамбула; 884 (12 ноября 1993), 8-я преамбула.

      [29] Резолюция СБ ООН 896 (31 января 1994), параграф 11. См. также: Резолюция СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 5.

      [30] До осуждения Ирака за вторжение в Кувейт резолюцией СБ ООН 660 (2 августа 1990), параграф 1, только Израиль был недвусмысленно осужден резолюцией СБ ООН. Со времени войны в Персидском заливе Совет Безопасности стал чаще подвергать осуждению отдельные стороны, например «красных кхмеров» в гражданской войне в Камбодже — pезолюция СБ ООН 792 (27 ноября 1992), параграф 1; УНИТА в гражданской войне в Анголе — резолюция СБ ООН 811 (12 марта 1993), параграф 1; или Сербию за интервенцию в Боснии — резолюция СБ ООН 752 (30 мая 1992), параграф 1.

      [31] Резолюция СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 2.

      [32] Резолюция СБ ООН 853 (29 июля 1993), параграф 3.

      [33] Резолюции СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 4, и 881 (3 ноября 1993), параграф 3.

      [34] Резолюция СБ ООН 822 (29 апреля 1993), параграф 1.

      [35] Резолюции СБ ООН 822 (29 апреля 1993), параграф 2; 853 (29 июля 1993), параграф 11.

      [36] Устав ООН, ст. 2, параграф 4.

      [37] По Нагорному Карабаху см.: Резолюции СБ ООН 822 (29 апреля 1993), параграф 3; 853 (29 июля 1993), параграф 11; 874 (14 октября 1993), параграф 9. По Абхазии см.: Резолюции СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 7, и 892 (22 декабря 1993), параграф 6.

      [38] См., например, резолюции СБ ООН 794 (3 декабря 1992), параграф 5 (по Сомали); 811 (12 марта 1993), параграф 11 (по Анголе); или 819 (16 апреля 1993), параграф 8 (по Боснии).

      [39] О вовлеченности Армении в конфликт см.: Документ ООН S/25600 (14 апреля 1993), параграф 10; об участии России в войнах ряд утверждений был сделан Эдуардом Шеварднадзе (Le Soir. 1993. 18 марта).

      [40] Резолюция СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 8.

      [41] См.: Le Soir. 1993. 5 июля.

      [42] Резолюции СБ ООН 874 (14 октября 1993), параграф 10; 884 (12 ноября 1993), параграф 6.

      [43] Резолюция СБ ООН 853 (29 июля 1993), параграф 9.

      [44] Резолюция СБ ООН 884 (12 ноября 1993), параграф 2.

      [45] О Сербии см.: Резолюция СБ ООН 752 (30 мая 1992), параграф 1.

      [46] О Сербии см.: Резолюция СБ ООН 752 (30 мая 1992), параграфы 4 — 8.

      [47] Не приняв решения о санкциях против Хорватии, Совет Безопасности в мае 1992 г. потребовал вывода всех элементов хорватской армии, еще присутствующих на боснийской территории, — резолюция СБ ООН 752 (30 мая 1992), параграф 2.

      [48] Например, «группу четырех друзей генерального секретаря» (Колумбии, Мексики, Испании, Венесуэлы) в Сальвадоре — резолюция СБ ООН 714 (30 сентября 1991), параграф 3; Лигу арабских стран, Организацию африканского единства (ОАЕ) и Организацию «Исламская конференция» (ОИК) в Сомали — резолюция СБ ООН 794 (3 декабря 1992), 3-я преамбула; Организацию американских государств (ОАГ) в Гаити — резолюция СБ ООН 841 (16 июня 1993); или ЕС и СБСЕ в бывшей Югославии — резолюция СБ ООН 713 (25 сентября 1991), параграф 1.

      [49] Резолюции СБ ООН 892 (22 декабря 1993), 9-я преамбула и 896 (31 января 1994), 8-я преамбула. Эти резолюции учитывают выводы Римской встречи Совета СБСЕ (см. ниже). В частности, Совет Безопасности выразил поддержку мирным усилиям председательствующего СБСЕ. См. резолюции СБ ООН 849 (8 июля 1993), параграф 5; 858 (24 августа 1993), параграф 10; 876 (19 октября 1993), параграф 9; 881 (3 ноября 1993), параграф 2.

      [50] Резолюции СБ ООН 849 (8 июля 1993), параграф 4; 876 (19 октября 1993), параграф 9; 881 (3 ноября 1993), параграф 2.

      [51] Резолюция СБ ООН 858 (24 августа 1993), параграф 6.

      [52] Резолюции СБ ООН 892 (22 декабря 1993), параграф 5; 896 (31 января 1994), параграф 14.

      [53] Резолюции СБ ООН 822 (29 апреля 1993), параграф 1, 853 (29 июля 1993), параграфы 6 и 8; 874 (14 октября 1993), параграфы 2, 3 и 5; 884 (12 ноября 1993), 2-я преамбула и параграф 3.

      [54] Резолюции СБ ООН 874 (14 октября 1993), параграф 1, и 884 (12 ноября 1993), параграф 5.

      [55] Например, см.: United Nations Inter-Agency Consolidated Appeal for Emergency Humanitarian Assistance for the Most Vulnerable Among the Conflict — Affected Population in Georgia. // Department of Humanitarian Affairs. February 1993. UN Document DHA/93/37.

      [56] См.: Boutros-Ghali Boutros. Report on the Work of the Organization (Sept. 1992 — Sept. 1993), Paras. 324 and 333.

      [57] Резолюция СБ ООН 776 (14 сентября 1992).

      [58] Резолюция СБ ООН 748 (31 марта 1992), параграф 6.

      [59] Резолюция СБ ООН 777 (19 сентября 1992), параграф 1.

      [60] Их прием последовал за рекомендациями Совета Безопасности, на основе которых были разработаны резолюции СБ ООН 735 (29 января 1992) по Армении и 742 (14 февраля 1992) по Азербайджану.

      [61] Рекомендация резолюции СБ ООН 763 (6 июля 1992).

      [62] Экономические меры были приняты Советом Безопасности только против Южной Родезии и ЮАР. О Южной Родезии см.: Резолюции СБ ООН 217 (20 ноября 1965), параграф 6; 232 (16 декабря 1966); 253 (29 мая 1968) и 277 (18 марта 1970); о ЮАР см.: Резолюция СБ ООН 418 (4 ноября 1977).

      [63] См. соответственно резолюции СБ ООН 661 (6 августа 1990); 748 (31 марта 1992) и 883 (8 ноября 1993); 757 (30 мая 1992), 787 (16 ноября 1992) и 820 (апрель 1993); 841 (16 июня), параграф 3.

      [64] См. соответственно резолюции СБ ООН 792 (27 ноября 1992), параграф 10, и 864 (15 сентября 1993), параграф 19.

      [65] Резолюция СБ ООН 876 (19 октября 1993), параграф 8.

      [66] Аналогичные эмбарго на вооружения были объявлены Советом Безопасности в отношении всей бывшей Югославии — резолюцией 713 (25 сентября 1991), параграф 6; Сомали — резолюцией 733 (23 января 1992), параграф 5; Либерии — резолюцией 788 (17 ноября 1992), параграф 8; Гаити — резолюцией 841 (16 июня 1993), параграф 5; Руанды — резолюцией 918 (16 мая 1994), параграф 13.

      [67] Резолюция Генассамблеи ООН 1807 (XVIII) (14 декабря 1962).

      [68] Резолюции СБ ООН 787 (16 ноября 1992), параграфы 12 — 13 и 820 (апрель 1993), параграфы 16 — 17. Миссии по содействию санкциям основаны на Лондонском соглашении от 27 августа 1992. См.: The London Conference, Specific Decisions, points 6 and 7. Обзор их деятельности см.: Napolitano Antonio. Sanctions as a Possible Tool of Preventive Diplomacy. — In: The Challenge of Preventive Diplomacy. The Experience of the CSCE. Ministry for Foreign Affairs. Stockholm, 1994 P. 138 — 157.

      [69] Например, см. резолюции СБ ООН 661 (6 августа 1990), параграф 6 (против Ирака); 748 (31 марта 1992), параграф 9 (против Ливии); 757 (30 мая 1992), параграф 13 (против Сербии).

      [70] Документ ООН S/26023 (1 июля 1993), параграфы 8 — 11.

      [71] Резолюции СБ ООН 854 (1993), параграф 1, и 854 (24 августа 1993), параграф 2.

      [72] Документ ООН S/26023 (1 июля 1993), параграфы 8 — 11.

      [73] Резолюция СБ ООН 881 (3 ноября 1993), 4-я преамбула и параграф 4. В декабре 1993 г. Совет Безопасности согласился увеличить УНОМиГ до 55 человек: см. резолюцию СБ ООН 892 (22 декабря 1993), параграф 2.

      [74] См. документы ООН S/1994/253 (3 марта 1994) и S/1994/312 (18 марта 1994).

      [75] Документы ООН S/1994/80 (25 января 1994), параграф 22 и S/1994/253 (3 марта 1994), приложение, параграф 4.

      [76] Эта концепция сходна с первым мандатом УНПРОФОР на территориях Хорватии, контролировавшихся сербами. См. документ ООН S/23280 (11 декабря 1991), приложение III.

      [77] Документы ООН S/1994/253 (3 марта 1994), и S/1994/312 (18 марта 1994).

      [78] Резолюция СБ ООН 896 (31 января 1994), 5-я преамбула.

      [79] Документ ООН S/1994/80 (25 января 1994), параграф 22.

      [80] Документ ООН S/1994/583, приложение I


Continue or go back to the contents page.

Contested Borders in the Caucasus, by Bruno Coppieters (ed.)
© 1996, VUB University Press